20:25 

Kejin-san
Мне столько всего нужно сделать, что лучше я пойду спать. (Роберт Бенгли) / Когда Шекспир писал, что «весь мир — театр», он еще ничего не знал о цирке…
Название: «Не подумал…» или «Во всём виноват Сатклифф!»
Автор: Kejin-san
Бета: Word и AkumaDeNekoBakaDesuKara (она же заказчик=)
Фэндом: Kuroshitsuji
Пейринг: Уильям Т. Спирс/Рональд Нокс
Рейтинг: NC-17
Жанр: слэш, PWP, немного юмора (очень немного)
Размер: мини
Дисклаймер: всё герои тёте Яне, мне только сюжет=)
Предупреждения: ООС, а так, вроде, ничего особенного.
Саммари: Когда не думаешь о последствиях…
Размещение: Только с моего разрешения. Если найду там, где быть не должно – съем=Р



Спирс был в бешенстве. Откинув в сторону никуда не годный отчёт, он приложил похолодевшие руки ко лбу. Взять бы и выдрать этого недотёпу-Нокса. С его постоянными подмигиваниями и похотливыми взглядами в сторону очередной юбки, Рональд доводил начальство до исступления и бессильной ярости. Уильям не мог понять, почему то, что вытворяет этот новый стажер, вызывает в нём столько неопределённых эмоций. А ведь прошло всего ничего с того момента, как очаровательный блондин влетел в кабинет, протягивая начальнику документ о назначении в Лондонский департамент. Тогда Спирс сразу же успел отметить излишнюю самоуверенность, пылкость, несерьёзность юноши и готовность натворить кучу всяких дел. Эти качества Уильям Т. Спирс недолюбливал, а то, что Нокс стал стажироваться у Сатклиффа, вызвало волну отвращения и раздражения, которые выражались в ещё более холодном обращении. Хотя вряд ли Рон заслуживал другого отношения – отчёты, как и у Грелля, отвратительны, души ещё толком собирать не научился, поведение – желает лучшего.
Также Спирса раздражал этот нагловатый тон, который проскальзывал в нотках голоса, в движениях. В расхлябанной походке Нокса начальник видел вызов, что ему ещё больше не нравилось. По сути, Рональд – зелёный юнец, однако, нрав у него как у заслуженного шинигами.
Порвав неграмотно написанный отчёт Нокса, Спирс нажал кнопку на телефоне и приказал секретарше немедленно разыскать «сатклифовского стажёра» и доставить в кабинет. Долго ждать не пришлось: Нокс явился уже десять минут спустя, покачиваясь на безупречно белых кроссовках и потирая нос от нетерпения. Когда стажёру надоело стоять под презрительным взглядом начальства, он, словно издалека, начал:
- Что-то случилось, шеф?
От подобной наглости Уильям пару секунд не мог ни слова вымолвить, но слава его хвалёной выдержке, он быстро взял себя в руки.
- Что случилось, стажёр? Да, действительно случилось! Случились вы! – Рональд наивно округлил глаза и почесал затылок.
- Ну что ж поделать, сэр. Я был желанным ребёнком в семье, - с тенью сарказма возразил юноша.
- Вы смеете хамить мне, Нокс? После этого, - Спирс схватил со стола разорванный недавно отчёт, - Или после этого, - выхватил список несобранных душ, - Может быть и сейчас? – скалясь, продолжал Уильям, доставая папку с десятком, подобных первому, отчётов.
Рональд надул щёки, не зная, что возразить.
- Ну… Шеф, я не виноват, что у меня врождённая безграмотность…
- Нет, Нокс, у вас не безграмотность врождённая, а врождённая беспросветная тупость. И никакой я вам не «шеф», а мистер Спирс! Или вас нужно как и Сатклиффа оттаскать за волосы, прежде чем вы поймёте, что к чему и кому здесь надо повиноваться?!
Рональд выдохнул и начал ковырять носком кроссовка тёмный ковёр с геометрическим узором. Когда шеф сердится, лучше заткнуться.
- Итак, Нокс! Забирайте вашу бесполезную писанину и идите на все четыре стороны. Если такое ещё раз повторится, вы вылетите из департамента, и будете подмигивать мертвецам, копая им могилы, вам это понятно? – жёстким, не терпящим возражений тоном прошипел Уильям.
- Да, шеф…То есть, мистер Спирс! Я могу идти?
- Свободны.
Рональд пулей вылетел из кабинета – пусть относился он к этому несерьёзно, но угрозы начальства о развоплощении и работе в паре с Гробовщиком нагоняли неописуемый страх на стажёра. Все в департаменте знали – если Спирс сказал, то обязательно исполнит угрозу. Но почему же тогда Сатклифф до сих пор не вылетел с работы? Почему шеф всё чаще делает акцент на его стажёре? Одно Рон знал точно – проблему нужно решать и правильные отчёты ему не помогут. Нужна другая, более сильная и стремительная стратегия, а в этом ему поможет Грелль.
Нокс бегом добежал до своего кабинета и, влетев в распахнутую дверь, приземлился в своё кресло.
- Что-то стряслось, Ронни? – невозмутимым голосом пропел диспетчер Сатклифф, расчёсывая кончики волос.
- Ага, - неоднозначно кинул Рон, не зная с чего начать, - Спирс вызывал…
- И зачем это Уилли тебя вызывал? – заинтересовался Грелль, закончив с марафетом.
- Да снова отчёты. Грелль, я не пойму, что он на меня так взъелся? Почему он к тебе не придирается? – раздосадовано выпалил Нокс.
Сатклифф опасно оскалился своей неповторимой улыбкой барракуды. Ничего хорошего не предвещала ни его улыбка, ни пылкий взгляд.
- Ох, Нокси, - томно начал наставник, - Я не ты. Тут совсем другой подход. У меня и полевая работа шикарная, да и тактика другая: взгляд там, поцелуйчик здесь, минетик ещё где-нибудь…
На этих словах Рон подавился чаем, который пил.
- Минетик?! – задохнулся стажёр. Грелль невозмутимо захлопал ресницами.
- Милый мой, маленький мальчик. Неужели Ронни ещё так мал, что не знает, что такое минет?
- Да знаю я, Сатклифф, - злобно отмахнулся «Ронни», - Не понятно другое – зачем ты это делаешь?
Красная смерть начала внимательно изучать ноготки.
- Ну, тебе не понять, моё Солнышко. Для этого ты знаешь Уилла слишком мало, а у меня за плечами сотни лет, проведённых с ним. Начальник он принципиальный, пробиться было нелегко, но теперь мне уже ничего не угрожает: Уилл покрывает меня скорее по привычке, а вот тебе ещё очень многого придется добиться. Действуй. У тебя есть два выбора: либо ты исправно пишешь отчёты и вылетаешь при первой же проблеме, либо… - тут Грелль осёкся и призывно поднял глаза, - Хотя нет… Обходись лучше первым способом, - диспетчер улыбнулся во все 64 и выпорхнул из кабинета, оставив покрасневшего до кончиков волос Рональда нервно подрагивать в кресле.
«Взгляд там, поцелуйчик здесь, минетик ещё где-нибудь». Неужели, Сатклифф и правда считает, что Нокс способен на такое? Истинный натурал, безмерно гордый своим положением и успехом у женщин и вдруг «минетик»?! Позвольте, господа, да это же просто абсурд!
Пока Рональд осмысливал всё сказанное Сатклиффом, прошёл не один час. Когда громогласный звонок оповестил о конце рабочего дня, Нокс на ватных ногах дошёл до шкафа, снял пиджак и вышел из кабинета, забыв закрыть дверь. Нет, он определённо не способен на то, о чём говорил Грелль. Как же он, парень… Начальнику… А вдруг тот ещё больше рассердится?
Но ведь пока не попробуешь, точно нельзя сказать, не так ли?

***

- Ронни? – испуганно проговорила юная секретарша Спирса, заходя в кабинет, - Боюсь, что он тебя снова вызывает. Сказал, что если ты не придёшь немедленно, то вылетишь быстрее, чем успеешь сказать «упс».
- Упс, - выдохнул Рональд. Горе-стажёр встал, лениво потянулся и всем своим видом попытался показать, что ему всё происходящее безразлично… Настолько сильно он пытался, что уходя, не заметил, как Сатклифф кинул ему вслед «Удачи, Нокси!»
Перед дверью начальника Рон перевёл дыхание и постучал костяшками по дереву три раза.
- Войдите, Нокс, - раздалось за дверью. Когда стажёр перешагнул порог кабинета, его затошнило.
«Мне безразлично, безразлично», - неудачно пытался он себя усмирить.
Спирс стоял спиной к подчинённому и апатично смотрел в окно, не подавая признаков жизни. После длительной паузы, которая возникла при появлении Рональда, начальник, наконец, заговорил, но Ноксу это облегчения не принесло.
- Я, кажется, предупреждал вас, стажёр? – голосом, подобным январскому льду начал Уильям Т. Спирс, поворачиваясь лицом к бледнеющему Рону, - Говорил или нет?!
Сейчас Нокс отчаянно желал никогда не рождаться на свет Божий, чтобы не видеть этого гневного взгляда начальника. Ну, или на худой конец, слиться со стеной – ей-то не страшно.
- Д-да, сер, - с трудом сглатывая, прошептал стажёр.
- Тогда позвольте полюбопытствовать, что это?! - рявкнул начальник, разбрасывая по столу знакомый отчёт. Рональд попытался отшутиться, но страх, видимо, парализовал часть мозга отвечающего за юмор, поэтому получилось не очень смешно.
- Отчёт, шеф? – а точнее, совсем не смешно. Нокс понял, насколько сильно он просчитался, когда глаза начальства загорелись недобрым огоньком, который медленно перерастал в пылающий огонь на задворках сознания.
- Вы, Нокс, всё в своём репертуаре, - затухающим голосом начал Спирс, - Видимо, перспектива быть отправленным на Землю вас не особо пугает. Что ж, тогда я немедленно начну заполнение бумаг о вашей отставке.
Слова подействовали на Рональда, как ведро ледяной воды в жаркий день.
- О какой отставке? – Уильям уже сел в кресло, окунул перо в чернильницу и начал что-то аккуратно выводить на белоснежном листе бумаги. Нокс обошёл стол и встал позади Спирса, как нашкодивший ученик, - Сэр?
- Я вас слушаю, - не отрываясь от работы, сказал начальник. Рон помялся немного, но увидев в очередной строчке, написанной Уильямом, своё имя, испуганно затараторил:
- Я… Я не хочу на Землю, сер… Вы не правильно меня поняли. Я хочу работать шинигами, в вашем департаменте…
- Неужели, Нокс? Своими действиями вы производите обратное впечатление, - надменно промолвил Уильям, отрываясь от идеально написанного приказа, - Вы хоть отдаёте себе отчёт в действиях?
- Да, ше… сер! Но это - чистая правда. Я бы никогда не делал ничего назло вам…
Спирс внимательно изучил стажёра с ног до головы и усмехнулся.
- Возможно. Но я уже не верю вам, Нокс.
От страха у Рональда помутился рассудок, поэтому то, что произошло дальше, было покрыто сероватой пеленой в его сознании. Одно он знал точно – Сатклифф потом получит.
Как только Уильям сказал последние слова, Рон резко наклонился к нему и прильнул своими губами к его губам. Поцелуй не принёс особого удовольствия – это не с девушкой целоваться, но был в нём определённый шарм, которого нет в других поцелуях. Губы начальника прохладные, немного шершавые, с едва уловимой ноткой кофе были приятны на вкус, ошеломляли своей недоступностью. И эти упрямо сжатые зубы Уильяма, и сердитый стон только больше распаляли Нокса, которому уже нечего было терять. Либо сейчас, либо никогда – третьего не дано.
Рональд несмело провёл кончиком языка по верхней губе начальника, заставляя открыть рот, но вместо этого встретился с жарким дыханием, захватывающим его самого. Уильям, схватив Рона за волосы на макушке, прижал к себе и завладел его ртом в грубом поцелуе. В один момент у Нокса в голове пролетели десятки мыслей, словно перед смертью: дыхание, горячее дыхание Уильяма сводило его – истинного натурала – с ума. Спирс умело властвовал его языком, не давая вдохнуть ни капли воздуха, тёплая истома нашла своё место чуть ниже живота. От необычных ощущений и острой нехватки кислорода у стажёра закружилась голова, и он медленно сполз к ногам начальства, поддерживаемый сильными руками. Как только кровообращение в голове наладилось, Рональд чуть дрожащими руками прикоснулся к набухшей плоти Спирса, скрытой тканью брюк. В ответ на его действия раздался нетерпеливый выдох сквозь зубы. Когда Нокс понял, что теперь-то всё в его руках, он уверенно расстегнул молнию и вынул достоинство начальства из душного плена.
Рональд никогда не делал минеты, но, как известно, в стрессовых ситуациях мобилизируются способности человеческого организма. И пусть Нокс не был человеком, его мозг, отдельно от сознания начал подавать ему команды к выполнению.
Не чувствуя отрицательной реакции и обретя чувство абсолютной безнаказанности, Нокс легко прикоснулся влажным языком к набухшей головке и обвел её несколько раз, спускаясь всё ниже, по стволу, и возвращаясь обратно. Какое-то азартное (к слову сказать, совершенно сатклифовское) безумие охватило Рональда, пока он неловко касался члена начальства.
Уильям зажмурил глаза – ему всё больше нравилось то, что делал незадачливый стажёр. Рваные вздохи то и дело срывались с пересохших губ. Через некоторое время сладостной пытки, Спирс прихватил волосы Рональда на затылке, а другой рукой приоткрыл ему рот и нетерпеливо толкнулся в податливую плоть. Действие было быстрым и неожиданным, поэтому Нокс даже не успел опомниться, как его уже грубо имели в рот. Первые несколько толчков Рон давился и готов был сбежать из кабинета, но не давала рука начальника, а потом расслабил горло, и стало как-то легче. Даже… приятно? Да, Нокс понял, что всё сейчас происходящее доставляет ему удовольствие, и он всё больше возбуждается. Его собственной плоти уже было довольно тесно в униформе организации, и ему самому требовалась немедленная разрядка. Голова кружилась от резких движений туда-сюда, внизу сводило судорогой. Оргазм Уильяма стал для Нокса ошеломляющим открытием – начальник до боли сжал его волосы рукой, и с глухим стоном излился Рональду в рот. Стажёр подавился, но сглотнул белую жидкость, хотя большинство стекало по подбородку. Странное чувство, до безумия странное…
Спирс отпустил волосы стажёра и притянул его к себе. Рон, уже ничего не соображающий, почувствовал, как уже знакомые властные губы втягивают его в поцелуй, на этот раз более нежный, но со вкусом пряной страсти. Начальник приподнял Рональда за талию и уложил на лакированный стол: прямо на разбросанный отчёт. Какая ирония. Прохладные руки ласкали тело под выправившейся рубашкой, задевали соски, спускались ниже. Изредка Спирс невзначай касался языком то уха, то ямки между ключиц, а стажёр только стонал, погружаясь с головой в удовольствие. Уильям коснулся пояса на брюках Нокса и рывком расстегнул его. Щеки Рона залило чудовищным румянцем – сейчас он хотел одного: побыстрее кончить. Начальник положил руку на его член и начал двигать вверх-вниз, причиняя одновременно и боль, и несравнимое ни с чем удовольствие. Сдерживать крики становилось всё труднее, но Спирс каждый раз успевал заткнуть стажёру рот поцелуем, прежде чем о том, что они делают в кабинете, узнает весь департамент. Надо же… Даже в такие моменты Уильям Т. Спирс не теряет бдительность. А вот Рон не мог этим похвастать – последние опасения улетучились, как только рука Спирса начала его ублажать. Движения становились всё более стремительными, глаза застилала пелена блаженства, но Уильям неожиданно убрал руку, не давая Рону достичь такой желанной разрядки. Вместо этого он перевернул стажёра на живот и придержал за талию. На задворках мозга Рон уловил тревожный сигнал – зачем Спирс это сделал? Ужасающая мысль мгновенно пришла на смену удовольствия – долгожданный оргазм терял любые краски перед тем, что сейчас могло произойти. Да как же?.. Он… Он же парень… С ним так нельзя!..
Рональд начал отчаянно вырываться, но его держали крепкой хваткой. Быстро же этот юнец растерял весь свой сарказм. Спирс нагнулся к самому уху юного шинигами.
- Неужели вы готовы повернуть назад, Нокс? После всего, что вы сегодня сделали? Чего ради тогда идти к цели?
Рон чуть вздрогнул, когда горячий язык коснулся ушной раковины – стажёр не видел, но почувствовал, как Уильям усмехнулся. Действительно, для чего он это начал? Но ведь Рональд думал, что всё обойдётся минетом? Нет… Он попросту вообще не подумал.
По телу пробежался неприятный холодок, голова закружилась, желудок свернулся в узел. Рональд выдохнул и признал своё поражение. До этого он трахался со всеми девушками подряд, а теперь трахнут его… За всё приходится платить.
Нокс весь сжался в комочек, несмотря на то, что лучше бы ему было расслабиться. Уильям толкнулся в неподготовленное тело. Вошла только головка, а Нокс уже давился слезами. Такой боли и унижения он ещё никогда не испытывал и уж точно был совершенно другого мнения о начальнике. Кто бы мог подумать, что ледяной Спирс пожелает отыметь его на собственном столе. Уильям толкнулся сильнее, входя практически до конца, с губ Рональда слетел страдальческий полувсхлип-полувскрик. Горячее дыхание снова коснулось уха.
- Потерпите немного, стажёр, всё не так уж и плохо, - почти ласково прошептал начальник, прикусывая Рону шею, и начиная двигаться. Первые движения причиняли Рональду невероятную, резкую боль. Он вцепился руками тёмное дерево стола, силясь не закричать и не позвать на помощь. Уильям тяжело дышал, медленно двигаясь в юношеском теле. Нокс был потрясающим внутри – Спирсу так и подмывало сказать ему об этом, но он одёргивал себя. Руки возобновили безумный танец на желанном теле, спускаясь ниже, и вскоре Уильям снова коснулся возбуждённой плоти парня. Всхлипы Рона постепенно перерастали в восхищенные вздохи, тело начало привыкать к члену Спирса внутри него самого, убыстряющиеся движения начали приносить удовольствие. Стажёр извивался в умелых руках Уильяма, бесстыдно прося большего, а начальник доставлял и ему и себе удовольствие, входя под разными углами или толкаясь со всей силой и желанием. Рональд до крови прикусил губу, сдерживая рвущийся крик, когда оргазм потрясающей мощности накрыл его почти в один момент со Спирсом. В голове взорвались тысячи фейерверков, дрожь прошла вдоль позвоночника, руки с новой силой вцепились в стол, а несколько капель крови слетело с раненых губ. Стажёр был обессилен. Ничего более абсурдного с ним никогда не происходило, но и более прекрасного - тоже.
Уильям обхватил его и снял со стола. Затем сел на кресло и посадил Рона к себе на колени. Измученный сексом и следующим за ним оргазмом, Нокс выглядел как никогда слабым и беззащитным. Оказавшись у Спирса на коленях, он даже не стал задумываться о том, что он в чужом кабинете, прижимается к начальству. Ему просто хотелось провалиться сквозь землю, чтобы не чувствовать всепоглощающего стыда за содеянное. Ведь это он, он всё начал… Нужно было работать, тогда бы он спокойно пил чай с девушкой во время перерыва, а не задыхался от оргазма на столе у начальника. К тому же – ему понравилось, что его властно взял другой мужчина? Это всё точно грёбаное влияние Сатклиффа…
«Ох, эта тварь получит, если я приду в себя!» - со злобой подумал Рон.
Когда силы немного стали возвращаться, первое, что он сделал, это встал с начальника – нужно побыстрее сваливать, и плевать на то, что за этим последует! Спирс лишь с сарказмом усмехнулся и начал приводить себя в порядок. Пока Рон натягивал брюки и застёгивал рубашку, Уильям, уже совершенно идеальный, налил в стакан воды и накапал туда какую-то тёмную жидкость.
- Возьмите, - коротко бросил он, подавая стакан стажёру. Рональд принял его дрожащими руками и, не задумываясь, выпил. - Это успокоительное, - пояснил Уильям. Нокс кивнул. Ему было стыдно поднять глаза на начальство. Когда алая капля испачкала манжет, Рон вспомнил, что у него прокушена губа. События последних тридцати минут завертелись перед глазами, окрашивая лицо в ярко-свекольный цвет. Что же он наделал?
Спирс тем временем с холодной отстраненностью наблюдал за реакцией стажёра. Вроде старалсяся казаться смелым, а ещё совсем мальчишка.
- Сер? – тихо спросил Рональд.
- Да, стажёр Нокс, - ответил Уильям, прожигая его прямым взглядом. Рон начал переминаться с ноги на ногу, но вскоре выдохнул:
- Я могу идти?
Спирс снова усмехнулся.
- Да, можете, - спокойно ответил он.
Рональд вытащил платок из кармана, прижал его к губе и торопливо зашагал прочь от проклятого стола.
- Нокс! – строгий голос остановил стажёра у дверей. Он обернулся и расширил глаза от удивления. Уильям стоял с протянутым приказом об увольнении. - Возьмите это. Можете порвать и сжечь. Но не думайте, что в другой раз невыполнение своих непосредственных обязанностей сойдёт вам с рук.
Рональд стоял, ошарашенный поступком начальства. Спирс… изменил решение его уволить? Он может дальше работать? Не верящими глазами он посмотрел на Уильяма и встретился с таким знакомым ледяным взглядом. Как же этот Уильям Т. Спирс не похож на того, кто доводил его до исступления десять минут назад. На негнущихся ногах Рон вернулся к столу и принял устрашающий документ. Затем, не говоря ни слова, вылетел из кабинета. Спирс опустился в кресло и улыбнулся. Кого же ему напомнила эта тактика по сохранению должности?
Нокс в два счёта преодолел путь от начальника до родного кабинета. Влетев туда, он порвал документ и с чувством закинул его в камин.
- Нокси, что это ты такой взвинченный? – спросила Красная смерть, нагло поглядывая из-под ресниц. Рональд задохнулся злобой, но только выплюнул:
- Пошёл ты, Сатклифф!
Когда стажёр скрылся за дверью кабинета, Грелль поудобней устроился в кресле и начал напевать какую-то песенку. Интересно, догадается ли Ронни, что это не в последний раз, или ему подсказать?






@настроение: *насвистывая прячет глаза*

@темы: fanfiction, Yaoi, NC-17, Kuroshitsuji

URL
Комментарии
2011-04-29 в 21:55 

Охохох,это шикарнабл!
Пусть даже не Уилл/Грелль.Это круто.
А концовка мего.
Ронни-такой наивный мальчик.

2011-04-29 в 21:56 

Kejin-san
Мне столько всего нужно сделать, что лучше я пойду спать. (Роберт Бенгли) / Когда Шекспир писал, что «весь мир — театр», он еще ничего не знал о цирке…
Melnik Death :shy:Спасибо=))) Да... Ронни - малыш=Р

URL
2011-04-29 в 21:58 

Kejin-san
Хочу такого Ронни-наивного малыша.:inlove::inlove:
:lol::lol:

2011-04-29 в 21:59 

Kejin-san
Мне столько всего нужно сделать, что лучше я пойду спать. (Роберт Бенгли) / Когда Шекспир писал, что «весь мир — театр», он еще ничего не знал о цирке…
Melnik Death =)))АхахаХД Увижу - подарю вамХД

URL
2011-04-29 в 22:01 

Kejin-san
Благодарствую.:dance2::dance2::kiss:

2011-04-29 в 22:04 

Kejin-san
Мне столько всего нужно сделать, что лучше я пойду спать. (Роберт Бенгли) / Когда Шекспир писал, что «весь мир — театр», он еще ничего не знал о цирке…
Melnik Death
Ох... Совсем засмущали:shy:

URL
2011-04-29 в 22:12 

Kejin-san
Не стоит смущаться:friend2:

2011-04-29 в 22:16 

Kejin-san
Мне столько всего нужно сделать, что лучше я пойду спать. (Роберт Бенгли) / Когда Шекспир писал, что «весь мир — театр», он еще ничего не знал о цирке…
:shuffle2:

URL
2011-04-30 в 11:41 

Гравитация между людьми существует. Она не заметна. Но люди тянуться друг к другу. (с) Ninet
Kejin-san , очень мило.

2011-04-30 в 21:08 

Kejin-san
Мне столько всего нужно сделать, что лучше я пойду спать. (Роберт Бенгли) / Когда Шекспир писал, что «весь мир — театр», он еще ничего не знал о цирке…
Lady_Death_Madam_Red =))):shuffle2:Спасибо, что прочитали=))))

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Psy-logoS

главная